Главная \ СТАТЬИ \ НАЗОЙЛИВЫЕ ЗВОНКИ - НЕЗАКОННОЕ ВТОРЖЕНИЕ В ЧАСТНУЮ ЖИЗНЬ

НАЗОЙЛИВЫЕ ЗВОНКИ - НЕЗАКОННОЕ ВТОРЖЕНИЕ В ЧАСТНУЮ ЖИЗНЬ

Для чтения полного текста нажмите название статьи. 

НАЗОЙЛИВЫЕ ЗВОНКИ - НЕЗАКОННОЕ ВТОРЖЕНИЕ В ЧАСТНУЮ ЖИЗНЬ
Назад к статьям
НАЗОЙЛИВЫЕ ЗВОНКИ - НЕЗАКОННОЕ ВТОРЖЕНИЕ В ЧАСТНУЮ ЖИЗНЬ

Конституционный суд РФ даёт следующие признаки частной жизни:

это информация, содержащая любые, не являющиеся общедоступными, сведения о конкретном человеке;
это гарантированная государством возможность гражданина контролировать информацию о самом себе, не допуская распространения в любом виде и в любом месте без его согласия;
предполагается безусловная помощь правоохранительных органов в случае нарушения третьими лицами или организациями прав личности;
гарантия права неприкосновенности означает полное невмешательство в жизнь со стороны не только других лиц, но и государства;
недопустимы не только распространение личных сведений, но и сбор, хранение, использование, если не получено согласие на любое перечисленное действие со стороны владельца данных;
в Конституции, а также в Декларации прав человека закреплено только одно основание, по которому возможно вмешательство без согласия: судебное решение.

 

Верховный суд РФ счет назойливые звонки и СМС-сообщения бесцеремонных коллекторов нарушающими конституционные права граждан. А, следовательно, беспередельщики должны компенсировать моральный вред за вторжение в частную жизнь, выразившееся в принуждении к  общению.

Все началось с того, что в Верховный суд пришла жалоба  жителя Москвы на некую коллекторскую фирму, превратившую жизнь этого человека в сплошной ад. Ему бесконечно звонили эти вышибалы долгов и писали эсэмэски. Но никакого долга у гражданина перед банком не было.

А была просто техническая ошибка, и ее в конце концов исправили, убрав персональные данные москвича из "списка обзвона". Но на это у гражданина ушло море времени, столько же нервов и денег. И когда гражданин в итоге победил, он задал вполне справедливый вопрос: а кто будет компенсировать ему моральные страдания? Но понимания в судах он не нашел. Местные судьи разрешили его иск просто - ведь персональные данные гражданина из "черных списков" удалили, так что теперь жаловаться? Пришлось человеку дойти до Верховного суда, где с его доводами согласились.

В сообщениях и звонках было одно и то же - требование от некой фирмы, погасить задолженность перед одним из крупных банков. Так как долга у гражданина не было, то он пошел с заявлением в полицию. Правда, без результата. Пришлось идти в суд. Когда все-таки начался судебный процесс и ошибка с фамилией якобы должника стала всем очевидной, навязчивая фирма представила в суд некий документ. Это был акт об уничтожении у себя его персональных данных, в том числе и исключение телефонного номера истца из списка должников.

Итогом заседания, которое шло не один день, стало решение суда, что персональные данные истца ответчиком уничтожены. Но при этом суд в своем решении указал, что действующим законодательством "не установлена обязанность лица, осуществляющего обработку персональных данных, направлять уведомление об их исключении".

Отказываясь оплатить моральный вред, суд в своем решении сослался на "недоказанность злоупотребления ответчиком правом при телефонном взаимодействии".

Посчитал суд так же недоказанными и "действия, направленные на причинение истцу вреда, нравственных либо физических страданий". Городской суд с этим решением согласился целиком и полностью. А вот Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда - нет.

Верховный суд уточнил - телефонный номер истца исключили из базы данных должников только после появления его иска в суде. Но это был не главный аргумент.

Главный аргумент Верховного суда в этом деле - гарантированная Конституцией России неприкосновенность частной жизни. Верховный суд напомнил коллегам про статью 150 Гражданского кодекса РФ.

В ней говорится про достоинство личности и неприкосновенность частной жизни. Они относятся к нематериальным благам, нарушение которых действиями, причиняющими физические или нравственные страдания, является основанием для компенсации морального вреда.

Освобождение от возмещения вреда возможно, если ответчик докажет, что ущерб нанесен не по его вине

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ напомнила, что освобождение от возмещения вреда возможно только в случаях, когда ответчик может доказать, что ущерб нанесен не по его вине (это статья 1064 Гражданского кодекса РФ). "Причинение вреда вследствие ошибки либо по поручению другого лица само по себе не освобождает причинителя вреда от ответственности", - процитировал Верховный суд.

Местные суды, признав факт многочиленных телефонных звонков и смс фирмы на телефон истца с требованием вернуть несуществующий долг, в иске о компенсации морального вреда отказали.

По мнению высокой судебной инстанции, их коллеги ошиблись, когда использовали конкретно в этом случае закон "О персональных данных".

"По настоящему делу требование истца о компенсации морального вреда обосновано в большей степени не нарушением правил сбора и обработки персональных данных, а нарушением неприкосновенности его частной жизни посредством необоснованных и назойливых телефонных звонков", - заявил Верховный суд.

По мнению высокой инстанции, какого-либо запрета на предъявление требований о компенсации непосредственно к причинителю вреда закон не содержит. А кроме того, гражданин не являлся субъектом, персональные данные которого обрабатывались банком, а ответчик не представил никаких доказательств, что банк поручал ему обработку персональных данных заявителя.

Также столичные суды нарушили нормы процессуального права, отказывая абоненту в истребовании нескольких необходимых доказательств.

Суд должен оказывать сторонам содействие в собирании и истребовании доказательств - напомнила высокая судебная инстанция. Это пришлось сказать Верховному суду потому, что в районном суде гражданин неоднократно заявлял ходатайства о том, чтобы суд запросил у оператора связи распечатки текстов и детализацию звонков на его телефон от коллекторов, потому как ему оператор сотовой связи такую информацию отказался давать. А она была необходима, для доказательств своей правоты.

Но и районный суд это сделать отказался, сославшись на недоказанность нарушения прав истца "путем производства звонков и направления сообщений". Хотя, по мнению Верховного суда, выяснение именно этих обстоятельств "имеет существенное значение для правильного разрешения возникшего спора".

Отменив все решения по этому делу, спор Верховный суд РФ велел пересмотреть, но обязательно с учетом своих замечаний.

 

Напишите