Главная \ СТАТЬИ \ О МАНИПУЛЯЦИИ УПК И ЗАКОНОМ ОБ ОРД

О МАНИПУЛЯЦИИ УПК И ЗАКОНОМ ОБ ОРД

Для чтения полного текста нажмите название статьи. 

О МАНИПУЛЯЦИИ УПК И ЗАКОНОМ ОБ ОРД
Назад к статьям
О МАНИПУЛЯЦИИ УПК И ЗАКОНОМ ОБ ОРД

К другим примерам можно отнести производство обыска вместо выемки в рамках УПК РФ, или проведение вместо следственного действия (осмотра, обыска) оперативно-розыскного мероприятия, которое называется "обследованием помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств" и регламентируется Федеральным законом "Об оперативно-розыскной деятельности".

Можно разобрать в качестве примера случай, когда по заявлению гражданина о каких-либо финансовых махинациях и хищениях  в офисе компании оперуполнномоченным сотрудником производится изъятие всей отчетной бухгалтеской документации  в порядке осмотра места происшествия, несмотря на то, что  порядок изъятия документов органами, наделёнными правом осуществления оперативно-розыскной деятельности регламентирован ч. 1 ст. 15 Федерального Закона № 114 от 12.08.1995 г.  «Об оперативно-розыскной деятельности», который регламентирует

Согласно ч. 1 ст. 15 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности», если при проведении гласных оперативно-розыскных мероприятий изымаются документы и (или) электронные носители информации, то изготавливаются копии документов, которые заверяются должностным лицом, изъявшим документы, и (или) по ходатайству законного владельца изъятых электронных носителей информации или обладателя содержащейся на них информации информация, содержащаяся на изъятых электронных носителях, копируется на другие электронные носители информации, предоставленные законным владельцем изъятых электронных носителей информации или обладателем содержащейся на них информации.

Копии документов и (или) электронные носители информации, содержащие копии изъятой информации, передаются лицу, у которого были изъяты эти документы, и (или) законному владельцу изъятых электронных носителей информации или обладателю содержащейся на них информации, о чем делается запись в протоколе. В случае, если при проведении гласных оперативно-розыскных мероприятий невозможно изготовить копии документов и (или) скопировать информацию с электронных носителей информации или передать их одновременно с изъятием документов и (или) электронных носителей информации, указанное должностное лицо передает заверенные копии документов и (или) электронные носители информации, содержащие копии изъятой информации, лицу, у которого были изъяты эти документы, и (или) законному владельцу изъятых электронных носителей информации или обладателю содержащейся на них информации в течение пяти дней после изъятия, о чем делается запись в протоколе.

При копировании документов и (или) информации, содержащейся на изымаемых электронных носителях информации, должны обеспечиваться условия, исключающие возможность утраты или изменения документов и (или) информации. Не допускается копирование документов и (или) информации, содержащейся на изымаемых электронных носителях информации, если это может воспрепятствовать осуществлению оперативно-розыскной деятельности.

В случае, если по истечении пяти дней после изъятия документов заверенные копии документов не были переданы лицу, у которого изъяты документы, заверенные копии документов в течение трех дней должны быть направлены по почте заказным почтовым отправлением, о чем делается запись в протоколе с указанием номера почтового отправления.

Копии документов направляются по адресу места нахождения юридического лица или адресу места жительства физического лица, указанному в протоколе.

Такая сложная процедура, обязывающая оперуполномоченных сотрудников изготовить огромное количество копий документов (зачастую количество изъятого измеряется не сотнями, а тысячами листов), очень невыгодна сотрудникам. А осмотр места происшествия позволяет изымать любую документацию без предоставления копий изъятого владельцу.

Согласно ч. 1 ст. 176 УПК РФ,  осмотр места происшествия, местности, жилища, иного помещения, предметов и документов производится в целях обнаружения следов преступления, выяснения других обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. Только откуда оперуполномоченный может знать, что все без исключения изъятые документы могут содержать следы преступления?

Полагаю, что такими действиями сотрудник  совершает подмену статей закона, выбрав наиболее удобный для него способ изъятия документов без соблюдения сложной процедуры, предусмотренной ч. 1 ст. 15 УПК РФ, даже если из заявления гражданина очевидно, что для проверки указанных в нем фактов необходимо только изъятие отчетных бухгалтерских документов, никакой необходимости и оснований осмотра помещения, обнаружения каких-то следов и выяснения других обстоятельств не имелось.

Способ защиты от  таких действий - подача жалобы в суд в порядке статьи 125 УПК РФ. При обжаловании необходимо ссылаться на определение Конституционного Суда РФ от 05 март а 2014 года № 518-О, согласно которому "изъятие обнаруженных в ходе осмотра места происшествия следов преступления, предметов и документов, имеющих значение для уголовного дела, осмотр которых на месте затруднен или требует продолжительного времени, не может подменять собой процессуальные, в том числе следственные, действия, для которых уголовным законом установлены специальная процедура и другие основани и порядок проведения (обыск, выемка, наложение ареста на имущество и т.д.".

Примером положительной для стороны защиты практики Верховного Суда РФ может послужить решение по кассационной жалобе по делу № 45-О12-77, в котором суд признал недопустимыми доказательствами результаты обследования жилых помещений, в хое которых была обнаружена и изъята маковая солома. Мотивируя такой вывод, суд указал, что по смыслу статей 2,6 в их взаимосвязи со ст. 9 Закона об ОРД обследование жилых помещений как оперативно-розыскное мероприятие осуществляется негласно и не может быть направлено на обнаружение и изъятие доказательств по уголовному делу; фактически в жилых помещениях были проведены обыски с нарушением требований, установленных ст. 182 УПК РФ".

Что касается недопуска адвокатов, для этого используется либо силовой метод (адвокатов просто не пускают в помещение, где проводятся оперативные или следственные мероприятия с участием их дверителей), ссылаясь на то, что " учасие адвоката в этом следственном или оперативном мероприятии не предусмотрено".

Действительно, ч. 11 ст. 182 УПК РФ содержит фразу, что "при производстве обыска вправе присутствовать защитник,  а также адвокат того лица, в помещении которого производится обыск". Но, например, в ст. 177 УПК РФ (порядок производства осмотра) такой оговорки нет. Однако ее отсутствие не препятствует участию адвоката в следственном действии или оперативном мероприятии с участием его доверителя.

Дело в том, что правилом более высокого по сравнением с УПК РФ или Законом об ОРД порядка является часть 1 статьи 48 Конституции РФ, согласно которой каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи.

Из своей лично практики приведу такой случай - когда по приезду в отдел полиции, куда перед этим был доставлен мой подзащитный,  оперативный дежурный не пускал меня внутрь и тянул время, поясняя, что сотрудники заняты другим делом и нужно подождать, я звонил в дежурную часть УВД области и сообщал, что адвоката не пускают к задержанному, с которым проводятся незаконные действия. Буквально через пять минут после таког звонка "занятый" сотрудник практически выбегал к дежурной части и приглашал меня войти.

 

 

Напишите